Главная > На экране > СМИ: Технологии российского НПО «ВСТ» позволяют избавляться от устаревших боеприпасов

СМИ: Технологии российского НПО «ВСТ» позволяют избавляться от устаревших боеприпасов

Мобильные комплексы по утилизации боеприпасов необходимы, считают эксперты.
На прошедшем 14 февраля очередном заседании Коллегии военного ведомства министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу в числе прочих задач обсудил с коллегами ход выполнения поручений Президента РФ, связанных с пожарами и взрывами на складах и арсеналах в 2009-2012 годах.

«В соответствии с данными поручениями была поставлена задача оптимизировать систему хранения ракет и боеприпасов в Вооружённых силах. В ходе её решения ситуация заметно улучшилась: утилизировано почти 5 миллионов тонн излишествующих и непригодных боеприпасов, что составляет более 70% от их общего объёма, утверждена ведомственная целевая программа, в рамках которой ведётся дополнительное строительство около 600 хранилищ с соответствующей инфраструктурой, включая современные системы пожаротушения и сигнализации», — сообщил генерал армии Сергей Шойгу. По его словам, «к концу 2017 года все необходимые запасы ракет и боеприпасов планируется разместить в хранилищах».

Но почему президент на совещании по вопросам утилизации боеприпасов в июне прошлого года заявил, что «предпринимаемых усилий в сфере по обеспечению безопасности и соблюдению технологий уничтожения боеприпасов пока недостаточно»?

Основная проблема с залежавшимися на складах боеприпасами в том, что их опасно и дорого хранить. Многочисленные взрывы и пожары на российских арсеналах и базах последних лет не только привлекли к себе внимание общества, но и привели к ряду решительных мер, направленных на ликвидацию устаревших вооружений.

Но ещё проблематичнее, чем хранение, вопрос утилизации старых боеприпасов. Метод подрыва на полигонах как крайне опасный, затратный и неэкологичный был запрещён в нашей стране ещё в прошлом году. Современный и технологичный способ утилизации методом разборки широко применяется во всём мире и позволяет не только ликвидировать опасные отходы армии, но и пустить в дело металлы, снабдить промышленность взрывчатыми веществами и химическими продуктами. Но и этот способ не избавляет от главной опасности — возможности подрыва при транспортировке к местам утилизации. Многократные перегрузки, перевозка и организация новых складов, в том числе уже на заводах, несут с собой и дополнительные затраты — 20-30% от всей стоимости процесса.

Единственный выход — утилизировать боеприпасы в непосредственной близости к местам их хранения. Мобильный пункт утилизации (МПУ) транспортируется прямо на склад, разворачивается на подготовленной площадке и оперативно перерабатывает боеприпасы, практически не подвергая опасности персонал, окружающую среду и инфраструктуру. Такие технологии уже существуют и всё шире применяются. Но в России — пока не в полном объёме. Несмотря на то, что мобильные комплексы давно разработаны, установки созданы и опробованы в системе Минобороны.

Игорь Шишов, заместитель генерального директора «НПО «Высокоточные системы и технологии» (ВСТ):

— Комплекс МПУ-6-ВСТ создан по нашему заданию ЭПО «Звезда». Оборудование размещается в шести стандартных 20-тонных контейнерах и предназначено для промышленной утилизации боеприпасов в непосредственной близости к местам их хранения. С 2012 года по настоящий момент в рамках опытной эксплуатации комплексом уничтожено прядка 400 тысяч различных боеприпасов. К сожалению, в настоящий момент нет возможности оснастить все арсеналы аналогичным оборудованием. И связано это не с возможностями комплексов, а с несовершенством нормативно-правовой базы. Судите сами.

Ведь сейчас предприятия, занимающиеся утилизацией, обязаны иметь как минимум две лицензии: одна на эксплуатацию опасного производственного объекта, вторая — на утилизацию БП на этом объекте. И если Ростехнадзору достаточно разрешения собственника объекта — Минобороны, то для того чтобы работать, нужно получить лицензию Рособоронзаказа на утилизацию боеприпасов. А у них есть нормативная база только на стационарные предприятия. Мобильных комплексов в наших нормативах нет. Минобороны, как заинтересованная сторона, могло бы ускорить процесс. Но оно имеет право сдать в аренду только сооружения, а не земельные участки. Замкнутый круг. Сейчас, чтобы начать работу на объекте, нам достаточно было бы разрешения на производство работ от Минобороны. А существующие законы требуют передачи в аренду земельного участка под размещение комплекса. Причём на конкурсной основе. Мы готовы оформлять лицензию Ростехнадзора на каждую площадку. И они готовы в течение 45 дней дать возможность оформить эту лицензию. Но оформить аренду — это просто нереально.

Ситуацию с путаницей в нормативных документах согласился прокомментировать Николай Харитонов, независимый эксперт с лицензией Ростехнадзора на проведение экспертиз опасных производственных объектов на территории РФ:

— Мы, как эксперты, считаем, что мобильные комплексы по утилизации необходимы. Вообще-то попытка их создания предпринималась ещё тем самым Красноармейским НИИ механизации. Причём за государственные деньги. Но она провалилась.

В принципе все требования и правовые акты Ростехнадзора абсолютно правильные. Всё, что касается безопасных расстояний, требования к оборудованию, к зданию, электросетям и прочее. А вот что касается юридического обоснования, гармонизации законов о промышленной безопасности, там остались все старые понятия. В новых правилах эти понятия вроде бы появились. Но только с точки зрения техники. И теперь всё упирается в букву закона. Написано, например, что заявку о лицензии надо рассмотреть в течение 45 дней. Каждую заявку по отдельности! Значит, ни днём раньше. Их нельзя винить — исполнители, государственная служба. Это сложная вообще ситуация. Но ведь должно руководство решить проблему государственной важности! Кроме того, в нормативной базе лицензирующего органа (Гособоронзаказа) действительно нет понятия «Мобильный комплекс». И предприятие, имеющее такое технологическое оборудование, не имеет законного права получить лицензию на выполнение данного вида работ.

— «НПО «ВСТ» вложило собственные средства на разработку и производство мобильных комплексов. Не государевы, которые до тех пор радостно все осваивали, а свои. Проект сделали. Документацию. Шикарную, кстати, документацию. В соответствии со всеми требованиями Ростехнадзора. И я считаю, что подобные способы и предприятия могут реально помочь в решении поставленных перед Минобороны задач. Осталось только устранить неразбериху с нормативными актами, — рассказал Николай Харитонов.

В самом же НПО «ВСТ» видят выход в использовании федерального закона о концессионных соглашениях:

— Стоит только расширить действие закона на ещё один вид деятельности — «утилизация вооружения, военной техники и боеприпасов», и всё встанет на свои места. В этом случае мы предлагаем Минобороны: дайте нам площадку и боеприпасы. Смотрим номенклатуру, считаем стоимость полученных при утилизации металлов, взрывчатых веществ и порохов. А потом сравниваем с нашими затратами и стоимостью работ. Ведь может получиться, что государство вообще не будет тратить денег на программу по утилизации. А в ряде случаев ещё и получит дополнительные средства на ускорение программы утилизации БП.

Ну что же — дело за несколькими строчками в законе.

А пока стоит обратить внимание, что МПУ — полностью российская разработка. И цена комплекса более чем конкурентна западным аналогам. А заинтересованы в их применении все: от Министерства обороны до жителей городов и посёлков, с опаской поглядывающих на заборы арсеналов.

Источник: Парламентская газета