Главная > Что сказал бы Уилл? > «Акрихин» на грани

«Акрихин» на грани

  • предбанкротное состояние…

Говорят, существует закономерность — перед банкротством финансовые учреждения (банки) начинают активно «пылесосить» рынок: идет агрессивная рекламная кампания с целью привлечения вкладов граждан. Иными словами, если в СМИ пошла реклама высоких процентов по вкладам, значит банк одной ногой шагнул в небытие.

Это один из верных признаков насторожиться  для любого эксперта, анализирующего состояние того или иного рынка.

В случае с «Акрихином» признаков, вызывающих беспокойство несколько больше, чем один.

Во-первых, кадровая чехарда на самом высоком уровне. Венгр Ласло Шугар, обеспечивший на предыдущем месте работы (в компании «Валента») двукратный рост оборотов и приглашенный возглавить маркетинг и сбыт в «Акрихине» продержался на своем посту менее года. Хотя, по его утверждениям, продажи пошли в рост, темпы этого роста, вероятно, не устроили владельца компании (конечный бенефициар – польский предприниматель Ежи Старак). Почему не устроили? Вероятно, даже растущие доходы не покрывали убытков.

Привлеченная новая команда во главе с российским менеджером Денисом Четвериковым начала работу с тотального пересмотра целеполагания. Источники внутри компании говорят, что предыдущие цели – обеспечения условий для устойчивого развития выброшены на свалку ради цели максимизации прибыли «уже завтра».

Вместе с прошлыми целями на свалку отправилась и часть персонала, ориентированного на долгосрочное поступательное развитие (давайте назовем их «стайеры»). На их место были набраны «спринтеры». То есть те, кто готов грызть землю ради сиюминутной выгоды, а завтра – хоть не рассветай.

Консультанты по стратегии вам скажут, чем опасна такая политика – в краткосрочном периоде можно затоварить дистрибутеров и аптеки, но потом-то будет провал. И так как про «потом», похоже никто не думает, значит завтра для компании уже не наступит. И вот такой подход – «выжать» все по максимуму сегодня – второй признак приближающегося краха.

Кстати, активный набор «спринтеров» вместо профессионалов – попытка сократить расходы. Ведь у вчерашних студентов и кандидатов без опыта работы зарплатные амбиции невысоки, тем более что и внутренние регламенты можно сделать такими жесткими, что большая часть зарплаты уйдет на штрафы.

Оптимизация издержек тоже вполне себе естественное мероприятие в попытке сбалансировать экономику предприятия. (а в нашем случае признак №3).

Однако эта экономия, похоже, выходит боком – посещения аптек и врачей новичками в фармбизнесе требуют больше времени и дополнительных ресурсов в виде наставников, аудиторов и проч. И все это при снижении качества общения. Бывшему продавцу канцтоваров тяжело найти общий язык с врачом и убедить его в достоинствах того или иного препарата. В общем, налицо рост расходов на продвижение и продажи, а вот насчет выручки… хм… дело в том, что с прошлого года компания перестала публиковать отчетность. Наверное, хвастаться больше нечем. И это четвертый признак финансового неблагополучия некогда флагмана российской фармацевтической отрасли.

  • или предпродажная подготовка

Безусловно, существует еще одна версия, объясняющая и кадровую чехарду и курс на максимизацию оборотов и прибыли в краткосрочном периоде – попытка польского пана избавиться от сильно упавшего в цене актива. Судите сами, после падения рубля с 30 до 60 за доллар доходы владельца, надо полагать, существенно, сократились. Тем более, что продажа лекарств идет за рубли, а для закупки компонентов у той же «Польфармы» и даже китайских компаний идет за твердую валюту.

В такой ситуации довольно логично появления мысли продать актив, предварительно его «подшаманив»: улучшив показатели и т.д. Однако, как любит повторять лейтенант Коломбо из одноименного сериала: «один вопрос не дает мне покоя, сэр». А вопрос вот какой: почему же тогда эти улучшенные показатели больше никто нигде не демонстрирует. Не-е-ет. «Доктор сказал «в морг», значит  в морг».

  • вместо эпилога

А что с этого простому гражданину? Такой вопрос справедлив и поэтому заслуживает ответа.

Как ни крути, «Акрихин», по его собственным заверениям, входит в пятерку крупнейших поставщиков лекарств, в том числе и жизненно-важных. И в случае его банкротства появляется риск дефицита и перебоев в поставках. А это очень нехорошо.

Просто нехорошо, если в целях оптимизации расходов произойдет снижение качества закупаемых компонентов (закупка у непроверенных поставщиков из стран третьего мира) и препаратов, а то и вовсе производство пустышек – плацебо. Некоторые лекарства из линейки «Акрихина» и так не всегда всем помогают («Капотен», «Нолодатак», например, по отзывам потребителей)

Беда поменьше – повышение цен (помните, прибыль то надо максимизировать) на лекарства этого производителя (не на все конечно, только на те, которые не входят в перечни ЖНВЛП).

В общем, похоже, тем, кто пользуется продукцией «Акрихина» имеет смысл на всякий случай изучать аналоги принимаемых лекарств.

Как говорится, пора проконсультироваться с врачом.