Главная > Что сказал бы Уилл? > Это обидное слово «агент»

Это обидное слово «агент»

мемориалВ октябре прошлого года Минюст внес общество «Мемориал» в список иностранных агентов. Немногим позже Замоскварецкий суд Москвы признал решение Минюста законным и обязал «Мемориал» нести свое новое звание. Однако в организации с этим требованием категорически не согласны.

На НКО посыпались штрафы. За то, что те упорно не желали исполнять требования закона и продолжали размещать на своем сайте информацию без маркировки «иностранный агент». В настоящий момент «мемориаловцы» подали апелляцию в Мосгорсуд, с требованием снять с них это «позорное клеймо».

Но что же в нем такого позорного с точки зрения правозащитников? И почему брать деньги у иностранных государств – это не позорно. А открыто и честно признать себя их верноподданными – вдруг позорно? Впрочем, подобные НКО вообще отличаются сложной психологией, понять которую обычному человеку не всегда возможно. Уже хотя бы потому, что мы и понятия не имеем, о финансировании какого масштаба идет речь в «строительстве гражданского общества» с иностранным уклоном.

«Мемориал» считается в нашей стране одним из старожилов так называемой правозащитной деятельности. И за время своего существования он успел расползтись по стране, имея свои «филиалы» почти в каждом регионе.

Вот только о правозащитной деятельности этой организации в нашей стране слышно не так много. Московский «Мемориал» еще можно похвалить за выполнение своих прямых обязанностей. В суды обращаются, права и интересы стараются отстаивать. Свои, правда. Но все же. А вот в регионах это общество либо присутствует номинально, либо и вовсе влипает в какие-то скандалы, да тем и славится. И после того, как очередной скандал разразится, снова обижаются на правоохранительную систему и кричат что-то о политическом преследовании.

Именно так и было в ходе последнего скандала с председателем карельского «Мемориала» Юрием Дмитриевым и детской порнографией на его компьютере. Подробнее об этом можно узнать из ролика на YouTube.

Однако о том, что это, вообще-то, уголовное преступление, да ипросто мерзко, не сказал ни один сторонник общества. Все, во главе с обвиняемым, затянули знакомый напев о «политическом преследовании».

Конечно, адекватному человеку понятно, что детская порнография — это в любом случае недопустимо. И тот факт, что фотографировал Дмитриев свою приемную дочь, здесь уж точно смягчающим обстоятельством не является. Но все же у организации есть сторонники. Которые в слепую готовы простить своему гуру даже это.

Переведем взгляд с северо-запада на юг России. В Краснодарский край. Тут тоже есть свой «Мемориал». Его председатель, Сергей Кропачев в распространении детской порнографии никогда не обвинялся. И на том спасибо.

Но что же они делают? А ничего. Вернее, почти ничего. Они, также как и прочие «филиалы» получают положенные паи с иностранных грантов, а все остальное время могут заниматься своими делами. Кропачев, например, занимается историей. Вернее, ее планомерными фальсификациями.

Ненависть председателя краснодарского «Мемориала» к фигуре вождя народов, равно как и ко всему советскому настолько велика, что ни о какой другой деятельности организации и речи быть не может. К слову, южный филиал скандального НКО активно работает со школьниками (нет, не так, как карельский, но все же). Конкурсы, опросы и прочая движуха для подрастающих граждан, в ходе которой каждый участник должен проникнуться той же ненавистью к советской эпохе. А в идеале, признать западную версию нашей истории.

Можно, конечно, предположить, что московский «Мемориал» ни сном, ни духом, чем живут и какими заслугами отбивают гранты его последователи в регионах. Допустим. Это даже не удивительно, учитывая, что каждый занят своим делом. Кто-то детской порнографией, кто-то походами по судам, а кто-то фальсификациями истории. И все это за счет щедрых западных фондов.

И вот это все им не стыдно. А называться агентами – стыдно. Ну не странные?